Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
18:49 

Вивек в эмиграции.

Dil
Ihie beseder.
Меня офлэшмобили, совершенно случайно и подло - в лоб. В качестве реванша за подобное злодеяние, я перерыл сивокобыльи сочиненья и составил этот текст на руинах многих достойных источников. Благосклонности критиков не взыскуя, не предупреждая об опасности сломать мозг и разорвать шаблон своему монитору, выставляю опус на оборзение и обозрение. Исходные вопросы были переосмыслены по пять раз на абзац, и текст их извлечь уже почти невозможно; смысл терялся - как девственность - часто и регулярно. И да, в качестве постскриптума прескриптума. Я не курю, на таблетках не танцую, а последнюю партию коньяка толкнул на сторону гешефта ради тому, кому это читать.


Никогда не связывайтесь с дэйдра. Возможно, вы хитрее их, но они никогда не устают и умеют ждать. Однажды они застигнут вас врасплох.

Волей случая я посетил Бесконечную Библиотеку Хермеуса Моры, чьи мрачные залы заполнены книгами с опасными знаниями. Всюду бродили шепчущие призраки тех несчастных смертных, что имели неосторожность забыть за чтением о пище, воде и сне; даже сейчас, погруженные в пучины знаний, они не замечают, что давно уже мертвы.

Херма Мора, познания которого столь же безграничны, сколь и его любопытство, был благодушен. Он задал мне всего пять вопросов о срединном мире, и вот ответы на них.


Мой господин, вы спрашивали меня про мои кантаты.
Разве бард упомнит свои первые песни, а художник – свои первые эскизы. Только что палач может помнить свою первую работу, но я не так часто видел подобный сорт людей, и не могу утверждать того наверняка.
Человеческая память слаба и лицемерна: она старается закрыть глаза, если видит уродство наших творений, и закрыть уши, если слышит голос совести. Она недолговечнее полёта цикады. Я не помню того момента, когда из-под моего пера выпорхнули первые кантаты. Я помню лишь некоторые из них, самые значительные.
К примеру, одну из них я назвал, кажется, «Деменцией». Или «Манией». Хотя нет, я вспомнил. Это была «Паранойя». Вы не поверите мне, но я знаю, так это и было. Нельзя сказать, что её отличало изящество или ритм, если, конечно, вы не считаете, что моровые алиты изящны, а холмы Эшленда - ритмичны. Эта кантата была посвящена лордам Циира, угрюмого, забытого ныне места, в котором я пребывал на тот момент. В какие дикие места не заводили тропы усталых пилигримов. Вы легко вспомните тех демонов; именно они пытались расставить свои пергаментные сети на моём пути в Саммерсет, в Артеум, к мастеру Яхезису и Сети. Когда я писал эту кантату, мы ещё ладили с демонами; смысл был в ней примерно такой: владыки Циира знают все, что творится в их владениях, видят все, что происходит в их сёлах и городах, могут пересчитать количество спиц в колёсах распоследней телеги, могут погасить солнце в небе и поднять луны в водах своих рек. Это было убого, и убогость убивала меня.
С тех пор прошли годы, мой господин. Сейчас я знаю, что тексты и коды можно совершенствовать до бесконечности. Переставляя слова в другом порядке, мы добиваемся лучшего звучания; смешивая краски в иных пропорциях, мы получаем лучший цвет. Но прежде это стоит помнить, что красота определяется не только и не столько формой, сколько заложенным смыслом. Понимая это, я уже не стесняюсь несовершенства мира и своих слов. Один маг в Артеуме так и говорил – к счастью не мне – «Перфекционизм губит любое начинание. Им нельзя пренебрегать, но жизненно необходимо остановиться вовремя».



Мой господин, вы спрашивали меня про войны, которые я бы хотел выиграть.
Я – письмо, написанное в состоянии крайней неопределенности. Я бы выслушал ваши предложения, и отверг бы те, что делают нас неуязвимыми. Что же до гербов и наречий… Наши совместные ритуалы всегда начинаются с запада; и после, стоя на горных перевалах, мы смотрим на белый туман востока, на море, где из воды поднимается солнце. Я видел там множество сварливых королей, мало достойных своих тронов. Может, нам стоит отобрать у них то, чем они не дорожат?
Если же вы предпочитаете синий глаз карему, а лилии хризантемам, то рано или поздно чело ваше увенчает восьмигранная корона. Вы готовы к такому грузу? Шею Септимов сломал простой амулет; помните про их судьбу.
Под имперским тентом можно укрыться от любого зноя; но я бы не доверял людям, живущим в тени, как, впрочем, и самой земле.
Канцлер Великоточности, что был совершенным под любым углом зрения, мог поклониться пятьюдесятью идеальным способом одновременно; я знаю пятьдесят и один идеальный способ подчинять все, что может по природе своей стать опорой. Впрочем, у хаджитов есть интересная пословица, мол, только Хермеус Мора может сказать, луна пророчит приливы или приливы пророчат луну. Так пусть же море будет моим женихом, пустынный лев – моей подписью, а четверть и полчетверти закатившегося солнца – мои владением. А город…
Все города рождаются из света, как и мой город, его город.



Мой господин, вы спрашивали меня про мой город.
Я бы мог процитировать вам Священную книгу Города, но ведь это вряд ли удовлетворит ваше любопытство. Я бы так же мог напомнить вам слова Сота Сила, что мой город там – где я живу, а я живу в моём городе.
Ладно, меньше загадок.
Город Бога отличен от других. Он противоядие охоте и оковы холмам. Он развалился сытым любовником между садами; зеленая бронза, сердолик, персиковая яшма – цвета его одежд. Его бастионы – это зубы библиотек. Его валы – это присутствие меня в нем. Мефала Черные Руки выткала для него гобелены. Он украшен статуями моих святых. Фрески покрывают его стены, мозаика – его проспекты. Алтарь его храма – мой семейный очаг.
Вы не найдете тут тонкого фарфора или прозрачного стекла. Они - источник блеска, а блеск прячет от глаз подлинную суть вещей. Тут приемлемы только глина и теплое дерево цвета стынущего костра, желтеющая бумага с изображением угольно-черных птиц на ветках омелы, запахи корицы, полыни и лавра, выжженных дешеанских степей и табака.
Его праздники – моё пробуждение. Моё слово является стражей моего города. Я сам являюсь моим городом. Я смотрю на мир миллионом окон. Столицы севера и юга посылают своих жителей, чтобы оказать мне почтение.
Солнце знает свой запад; оно встречает меня утром, и провожает меня вечером. Мой город освещён и священен. Он рождён из света. Это мой город, его город.



Мой господин, вы спрашивали меня о правящем короле.
Правящий король не нуждается в оправдании. Его слова несомненны. Его оружие – инициатива действия. Он может принять любую форму; труд эмоций выдаст его присутствие.
Царство Айем – звезды. Он – глаз, что не слепнет в её свете. Айем когтиста, как гончая, и острые мечи слов – опора её милосердия, но она святейшая из троих. Она – залог морали и нарушение традиций.
Сети – механизм, изменяющий мир. Правящий король – пружина часов и часовой мастер. Сети не осуществляет революцию; он теоретик альтернатив. Он признает различия между кафедрой и эшафотом.
Владения Вехка – связи слов и обещания. Но мертворожденные слова не нуждаются в пышных церемониях. Боэтия и Азура – принципы генезиса, а Мефала придает ему вид искусства. Правящий король - это источник вдохновения.
Вы спрашиваете про мою роль. Три угла одного целого нужны ему, чтобы он отличал себя от своих двойников, поскольку знает: король, который видит в ком-то своё подобие, не правит ничем.



Мой господин, вы спрашивал меня про кимеров. Это самый простой вопрос, поскольку не касается меня.
Человек – мера всех вещей. Именно поэтому мы называем всех разумных существ мерами – кимерами, альтмерами, фалмерами, босмерами и так далее. Даже люди являются мерами, хоть некоторые народы подвергают это сомнению. Орки, или орсимеры, в той же степени творения Боэтии, что и богоизбравшие кимеры. Когда Боэта проглотил Тринимака и заговорил с последователями последнего его же голосом, те обратились в орчий народ, а сам Тринимак – в ожившую кучу навоза. Поэтому мы называем орков свинскими детьми. За их ересь их изгнали из меров, оставив им название; другие народы могут употреблять их для своих нужд как для обработки плантаций, так и в пищу. Если не побрезгуют. На использование меров в пищу или для некромантии во всех меритических традициях наложен запрет.
Хаджиты, кошачий народ Эльсвейра, хоть и не являются мерами, тем не менее принадлежат к разумным существам, равно как и аргонцы, ящеры южных болот. Их не едят, а их кости мало пригодны для некромантии.

@темы: Маразм крепчал, Морровинд, Мысли вслух, ПЧ, Постижение ЧИМ, Слова, Стёб, Точка зрения, Философия, Цитаты, Я

URL
Комментарии
2011-04-13 в 23:05 

Иньян
Идеальный Второй
:hlop:

2011-04-14 в 00:27 

Dil
Ihie beseder.
Иньян, а не офлэшмобить ли мне тебя за аплодисменты?

URL
2011-04-14 в 06:42 

Человек погоды [DELETED user]
Dil , я, как обычно, ниче не понял, но я чую, чую ГЛУБОКИЙ СМЫСЛ!!111который яневижу!1111 :-D
И это печально. Это вынудит меня потерять сон и вскорости добыть ту самую траву, которая в этом участвовала. Пока - присоединюсь к предыдущему комментатору:

:hlop: очень ))

2011-04-14 в 07:56 

Иньян
Идеальный Второй
Dil Попробуй))) Но так красиво я, конечно, не напишу...

2011-04-14 в 22:15 

Dil
Ihie beseder.
Иньян, тренируйся, возлюбленное дитя чебураново.
А вот тебе:
1) Расскажи-ка мне, как ты себе представлял свою будущую жизнь в возрасте въюнном, но уже вменяемом.
2) В чем сила брат? Как не сломаться, если тебя ломает?
3) Тяжела жизнь эмигранта. Одним прекрасным днем к тебе явился Автор и сказал: я решил потереть этот фанфик нафиг, больно уж зануден, но ты - хороший герой, так что дуй отсюда в любой из других миров на твой выбор.
4) Уж мы то знаем, какой из ТИМов лучше всего умеет навести порядок. Поэтому вопрос, как нам обустроить Россию - задавать не интересно :-). Как нам обустроить собственную берлогу!
5) Ты знаешь свою роль?

Roy-Corduroy,
Смысл тут, в самом деле, скрыт в словах - в переименовании слов на другой лад - и для понимания большей части ответов нет необходимости знать матчасть :-), я тут практически не делал отсылок не к нашему миру. Кроме пятого вопроса, конечно, он, хоть и был изначально задан про свинину, затрагивает мифы TES.

Мой господин, вы спрашивали меня про мои кантаты.
Я программист, и меня спросили про мою первую программу. Я припомнил "Паранойю", писанную для ЦИИР БГУИР, начальство которого потом очень не хотело меня отпускать.

Мой господин, вы спрашивали меня про войны, которые я бы хотел выиграть.
Это про стратегию Europa Universalis, в которую, я полагаю, мы будем дуться завтра с сотоварищами. Я предложил сыграть либо за япошек, либо за центральную европу. Во втором случае я хотел бы играть за Венецию, ибо тяжела корона С.Р.И., и не хочу ввязываться в германские дела.

Мой господин, вы спрашивали меня про мой город.
Мой идеал дома.

Мой господин, вы спрашивали меня о правящем короле.
Мой идеал мужчины :-)

Мой господин, вы спрашивал меня про кимеров.
Я называю свинину орчатинкой. А что тогда эльфячинка, и нет ли в этом расизма :-)


Roy-Corduroy , вот вопросы тебе:
1) представим, что у тебя нет ограничения по времени (хоть столетия) и ресурсам, а так же нет моральных рамок по изучению и применению; к чему бы ты пришел с генетикой? какие практические результаты были бы в итоге.
2) внезапно! чемодан, вокзал, самара. Урюпинск. Устьзадрищенск. Богоявленск. Колыма. Занзибар. Деревня в трёх днях от Лхасы. На четыре сотни км один компьютер и тот - нарисованный арифмометр. Пьяные медведи в ушанках гоняются по тайге за тюленями с балалайками. Остров пингвинов. Станция "Восточная". Запрет на профессию, проистекающий из отсутствия технических средств. Какой госпиталь, какие больницы? Местные ходят лечится к шаманам. Как будешь жить дальше?
3) Чтобы ты исправил в людях? Вот есть у тебя средство, что можешь исправить какой-нибудь баг в натуре биологической или социальной.
4) Дом, милый дом.
5) Ты веришь в теорию заговора? :duma2:

URL
2011-04-14 в 22:26 

Иньян
Идеальный Второй
Dil Ты прелесть!
Иду отвечать.
Нет, сначала долго думать)))

2011-04-15 в 00:56 

Иньян
Идеальный Второй

2011-04-29 в 23:50 

jaingwarr
О, лень!
Нифига не понял правильно, но, так понимаю, тут задают каверзные вопросы?(=

2011-04-30 в 00:28 

Dil
Ihie beseder.
jaingwarr, каверзные вопросы про твою персону, да, это тут.
1) Скальпель в руки и пошли резать миасо. Что бы ты изменил в физиологии?
2) Внезапно - пожар. Бомбы, война, 41 год, сражение на Сомме, выборы перзидента, восстание Емельяна Спартака, дворяне на фонарях вместо флюгеров, пьяные матросы штурмуют Бастилию... Куда бежать, где спрятаться? Эмиграция?
3) Если бы я не был таким педобиром, я бы...
4) Гитаристы vs. гетерасты: в конце останется только один. Откати время назад, до того, как просрал все полимеры. Что-нибудь изменилось бы?
5) И о прекрасном. Однажды тебя разбудят и спросят "Почему ты дрожишь?" Чем закончится твой сюжет? Не ограничивай себя предложенными решениями от TESIII, предлагай свои.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Примечания

главная